1111 гк рф

Комментарий к статье 1111 Гражданского Кодекса РФ

1. Статья 1111 провозглашает два основания наследования (ч. 1) и устанавливает их соотношение (ч. 2). В Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону, при этом: а) граждане могут наследовать по завещанию и (или) по закону (см. абз. 2 п. 2 ст. 1152 ГК); б) юридические лица могут наследовать только по завещанию; в) Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования могут наследовать по завещанию, а также в силу закона приобретать выморочное имущество (см. коммент. к ст. 1116 ГК). В разное время принципы и механизм распределения наследства по завещанию и по закону не были одинаковыми, в связи с чем примечательна следующая историческая справка.

(1) Согласно первоначальной редакции ст. ст. 418 и 420 ГК 1922 г. законными наследниками были: а) прямые нисходящие родственники наследодателя (дети, внуки и правнуки); б) переживший его супруг; в) нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном его иждивении не менее одного года до его смерти (далее — нетрудоспособные иждивенцы).
е они (включая внуков и правнуков) за отсутствием в то время и очередности наследования, и наследования по праву представления делили наследство поголовно на равные доли (т.е. наследовали по закону совместно). Позднее согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР «О наследниках по закону и по завещанию» от 14 марта 1945 г. (Ведомости СССР. 1945. N 15) и редакции ст. 418 ГК 1922 г. от 12 июня 1945 г. (Ведомости РФ. 1945. N 38) в первую очередь стали наследовать дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные иждивенцы, во вторую — его трудоспособные родители, в третью — его братья и сестры. Внуки и правнуки стали наследовать по праву представления, т.е. в случае и при условии более ранней (чем смерть наследодателя) смерти их родителей (соответственно детей и внуков наследодателя).

Согласно ст. 419 ГК 1922 г. наследование по закону имело место во всех случаях, когда и поскольку не изменялось завещанием, однако свобода завещания в то время сильно ограничивалась по кругу лиц. Так, согласно первоначальной редакции ст. 418 ГК 1922 г. круг наследников по завещанию ограничивался кругом законных наследников (т.е. наследники по завещанию и по закону совпадали). Неудивительно, что согласно первоначальной редакции ст. 422 ГК 1922 г. завещания могли совершаться только в отношении законных наследников в целях изменения предусмотренного ст.
. 418, 420 ГК 1922 г. механизма наследования; согласно первоначальной редакции ст. 424 ГК 1922 г. из числа законных наследников должны были быть и подназначенные наследники (субституты). Позднее согласно редакции ст. 418 ГК 1922 г. от 6 апреля 1928 г. (СУ РСФСР. 1928. N 47. Ст. 355) наследниками по завещанию были признаны также: а) государство и отдельные его органы; б) госучреждения и предприятия; в) партийные и профсоюзные организации; г) зарегистрированные в установленном порядке общественные и кооперативные организации при условии вхождения последних в союзную систему кооперации. И лишь согласно редакции ст. ст. 422 и 424 ГК 1922 г. от 12 июня 1945 г. (Ведомости РСФСР. 1945. N 38) появилась возможность завещать имущество (все или часть) также и любым другим лицам (в том числе посторонним — соседу, другу и др.) при обязательном условии отсутствия законных наследников.

(2) В силу ст. 532 ГК 1964 г. в первую очередь наряду с детьми (включая усыновленных) и супругом наследовали родители (усыновители) наследодателя вне зависимости от наличия (отсутствия) у них трудоспособности, а также его ребенок, родившийся после его смерти, во вторую — его братья и сестры, а также не наследовавшие ранее по закону его дед и бабка со стороны как отца, так и матери; нетрудоспособные иждивенцы, утратив приоритет перед наследниками второй и третьей очереди, стали наследовать наравне с наследниками той очереди, которая призывалась к наследованию (а при их отсутствии самостоятельно).
уки и правнуки продолжили наследовать как представляющие наследники (ч. 4 ст. 532 ГК 1964 г.). Согласно ч. 3 ст. 530 и ч. 1 ст. 534 ГК 1964 г. уже без каких-либо условий и независимо от принадлежности к числу законных наследников по завещанию смогли наследовать любые лица, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти, кроме того — государство и отдельные государственные, кооперативные и другие общественные организации (т.е. юридические лица).

(3) Аналогичный — широкий — подход к наследникам по завещанию содержит и действующий ГК (ст. 1116, п. 1 ст. 1119, п. 1 ст. 1121). В то же время ГК значительно расширил круг законных наследников, предусмотрев семь их очередей (против прежних двух), включая три очереди представляющих наследников (против прежней одной) (ср. ст. ст. 1141 — 1146 ГК со ст. 418 ГК 1922 г. и ст. 532 ГК 1964 г.). Законными наследниками теперь являются родственники вплоть до пятой степени родства, наследующие по шестую очередь (п. п. 1, 2 ст. 1145 ГК). Ранее по закону могли наследовать граждане, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также дети наследодателя, родившиеся после его смерти, теперь же наследовать по закону могут всякие зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после его смерти лица, т.е. не только его дети, но и иные родственники (ср.
2 ст. 530, ч. 2 ст. 532 ГК 1964 г. с абз. 1 п. 1 ст. 1116 ГК). И если ни по ГК 1922 г., ни по ГК 1964 г. пасынки и падчерицы, отчим и мачеха по закону не наследовали, сегодня они образуют самостоятельную — седьмую — очередь законных наследников (п. 3 ст. 1145 ГК). И если прежде нетрудоспособные иждивенцы составляли единую категорию первоочередных наследников (ГК 1922 г.) либо лиц, наследующих наравне с наследниками первой или второй очереди, а при их отсутствии — в третью очередь (ГК 1964 г.), сегодня они разделены на две группы с различными условиями призвания к наследованию каждой (ср. п. 1 с п. п. 2, 3 ст. 1148 ГК). Так, нетрудоспособные иждивенцы первой группы являются законными наследниками без этого признака и независимо от него в силу принадлежности к одной из очередей законных наследников. При призвании к наследованию законных наследников более высокой очереди они наследуют вместе и наравне с ними (т.е. вне своей очереди), а при отсутствии таковых (в том числе если сами они являются наследниками первой очереди и выше уже никого нет) — в общем порядке (т.е. в свою очередь). В общем же порядке они наследуют и в условиях дефицита доказательств наличия нетрудоспособности и нахождения на иждивении наследодателя не менее года до его смерти (т.е. специального признака, позволяющего им наследовать вне очереди). Напротив, нетрудоспособные иждивенцы второй группы не принадлежат ни к одной очереди законных наследников и являются таковыми исключительно на основании фактического состава из: а) нетрудоспособности; б) нахождения на иждивении наследодателя не менее года до его смерти; в) совместного проживания с ним (в этот период).
и наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди (с первой по седьмую), которая призывается к наследованию, а при их отсутствии — самостоятельно (т.е. в восьмую очередь), разумеется, если только смогут доказать наличие всех элементов названного состава, в противном случае не наследуют вообще. Значительное расширение круга законных наследников и увеличение числа их очередей на современном этапе свидетельствует об укреплении частной собственности и обеспечении ее правовой преемственности, сохранности и неприкосновенности, о сокращении случаев выморочности имущества.

Изменились и иные принципы распределения наследственного имущества. Так, ранее для наследования предметов домашней обстановки и обихода решающим было совместное не менее одного года до смерти наследодателя проживание с ним законного наследника, который наследовал такое имущество независимо от того, к какой очереди законных наследников (первой или второй) принадлежал, а также какова была его наследственная доля (т.е. всегда в самую первую очередь и к тому же сверх). Теперь же предметы домашней обстановки и обихода наследуются: а) всяким призываемым к наследованию лицом, проживавшим с наследодателем совместно на день открытия наследства (т.е. не важно, как долго); б) в порядке реализации им преимущественного права на получение такого имущества; в) в счет причитающейся ему наследственной доли (ср.
. 533 ГК 1964 г. со ст. 1169 ГК). Разумеется, сказанное не касается случаев, когда такое имущество (само по себе или в составе другого наследственного имущества) завещано определенному лицу (так как преимущественное право не ограничивает свободы завещания), однако ст. 1169 ГК может применяться и в отношении наследника по завещанию в условиях, когда такое имущество оказалось завещано двум и более лицам без указания, кому именно оно предназначается (п. 1 ст. 1122 ГК). Данное обстоятельство свидетельствует о расширении потенциала ст. 1169 ГК.

2. Согласно ч. 2 ст. 1111 наследование по закону имеет место в двух случаях: а) когда и поскольку оно не изменено завещанием; б) в иных случаях, установленных ГК (например, при признании наследника по завещанию недостойным, при недействительности завещания, при наследовании обязательной доли — абз. 1 п. 1 ст. 1117, ст. ст. 1131, 1149 ГК). Отсюда завещание изменяет нормы о наследовании по закону (в целом диспозитивные), а значит, наследование по завещанию приоритетно перед наследованием по закону, одновременно некоторые нормы закона применяются независимо от наличия и содержания завещания, а значит, ограничивают свободу завещания (абз. 2 п. 1 ст. 1119, ст. 1149 ГК). Завещание, о котором в разделе V ГК впервые говорится именно в ст. 1111, — сделка гражданина по распоряжению на случай смерти любым своим имуществом (его частью) в пользу одного или нескольких лиц как входящих, так и не входящих в круг наследников по закону; в то же время это единственный способ, при помощи которого гражданин может распорядиться своим имуществом на случай смерти (п. 1 ст. 1118, ст. 1120, п. 1 ст. 1121 ГК). Завещание имеет следующие особенности.


(1) Завещание — односторонняя сделка, для ее совершения необходимо и достаточно выражения только воли завещателя (п. 2 ст. 154, п. 5 ст. 1118 ГК). Воля указанного в завещании наследника значения не имеет (он может даже не знать о совершенном в его пользу завещании — см. п. 2 ст. 1119, ст. 1126 ГК), однако воля наследника необходима для принятия (отказа от) наследства — односторонней сделки, совершаемой наследником (ст. ст. 1152, 1153, 1157 — 1159 ГК).

(2) Завещание — личная сделка. Она: а) не может совершаться через представителя, в том числе законного — родителя или опекуна (ср. п. 3 ст. 1118 ГК с абз. 3 п. 1 ст. 1153, п. 3 ст. 1159 ГК), именно поэтому в обход общего правила п. 2 ст. 17 ГК завещательные право- и дееспособность гражданина возникают одновременно в момент возникновения дееспособности в полном объеме — см. п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 21, ст. 27 ГК (п. 2 ст. 1118 ГК); б) не может выражать волю двух и более лиц, а значит, на стороне завещателя исключена множественность лиц (п. 4 ст. 1118 ГК).

(3) Завещание — срочная сделка. Она порождает правовые последствия только после открытия наследства, т.е. после смерти завещателя (ст.
13, п. 5 ст. 1118 ГК), а поскольку наступление смерти неизбежно, смерть — срок «активации» завещания, выраженный событием (ч. 2 ст. 190 ГК). И именно поэтому завещание — сделка безусловная. В то же время нет формальных препятствий для совершения завещания под условием (см. абз. 3 п. 2 ст. 1152, абз. 2 п. 2 ст. 1158 ГК). Если завещание содержит отлагательное условие, оно создает права и обязанности после: а) открытия наследства (п. 5 ст. 1118 ГК); б) наступления соответствующего условного обстоятельства. Если завещание содержит отменительное условие, его наступление для наследника, принявшего наследство, влечет прекращение права в отношении всего (части) унаследованного имущества. Отпадение отлагательного условия или наступление отменительного условия означает возможность возникновения права в отношении всего (части) наследства у других лиц, в частности субститутов (п. 2 ст. 1121 ГК) или наследников по закону согласно существующей очередности наследования (гл. 63 ГК). В качестве условия завещатель может оговорить любое обстоятельство, наступление (отпадение) которого представляет для него интерес, а значит, является юридически значимым, а главное — неизвестным (п. п. 1, 2 ст. 157 ГК). Таковым может быть: а) событие; б) действие третьих лиц или в) самого условного наследника. Если в последнем случае действие условного наследника выражается в совершении сделки, наследник на момент ее совершения должен иметь необходимую дееспособность; в остальных случаях этого не требуется, а качество совершенного им действия (и наступившего условия) сомнению и оспариванию не подлежит (например, посадить дерево и тем самым выполнить условие завещания может и малолетний, и недееспособный условный наследник).


(4) Завещание — отзывная сделка, т.е. до открытия наследства завещание может быть отменено или изменено завещателем (абз. 1 п. 1 ст. 1119, ст. 1130 ГК).

(5) Завещание — формальная сделка (ст. ст. 1124 — 1129 ГК).

(6) Завещание может иметь конкретное или абстрактное содержание в смысле как самого наследства, так и причитающегося конкретному наследнику имущества (ч. 1 ст. 1120, п. 1 ст. 1122 ГК); оно может наделять правами на наследство любых лиц, лишать прав наследников по закону, содержать иные распоряжения и даже исчерпываться завещательным отказом (абз. 1 п. 1 ст. 1119, абз. 3 п. 1 ст. 1137 ГК). Более подробно о завещании как сделке см. коммент. к ст. 1118 ГК.

Учитывая правила ст. 1118 ГК, предъявляющие к завещателю особые требования, а также тот факт, что завещание совершают далеко не все граждане, способные его совершить в принципе, завещание — возможный, закон — необходимый регулятор наследственного правопреемства, одновременно завещание, будучи прижизненной сделкой наследодателя, является индивидуальным (частноправовым), закон — нормативным (публично-правовым) регулятором наследственного правопреемства. Взаиморасположение гл. 62 и 63 ГК (посвященных наследованию по завещанию и по закону), а также больший объем первой в сравнении со второй (23 статьи против 11) a priori говорят о том, что из двух оснований наследование по завещанию доминирует над наследованием по закону, а значит, в регулировании наследственного правопреемства господствует частноправовой метод, при этом назначение публично-правового метода состоит в: а) ограничении частного регулирования; б) его субсидиарном восполнении (дополнении) при отсутствии (дефиците).
новное назначение гл. 62 ГК — обеспечение правового регулирования завещания: ее правила закрепляют принципы завещания, регламентируют правила его оформления, отмены, изменения, исполнения, содержания. Основное назначение гл. 63 ГК: а) реализация при отсутствии завещания (дефиците завещательного регулирования) принципа очередности призвания к наследованию и установление очередей законных наследников (включая представляющих) (ст. ст. 1141 — 1146 ГК); б) специализация оснований наследования (для нетрудоспособных иждивенцев) (ст. 1148 ГК); в) определение крайнего (запасного) варианта перехода наследства при его выморочности (ст. 1151 ГК). Среди прочих вопросов — наследование с участием усыновленного и его потомства, с одной стороны, с другой — усыновителя и его родственников, а также родителей и других родственников усыновленного по происхождению (ст. 1147 ГК), гарантия обязательной доли необходимым наследникам (ст. 1149 ГК), наследование доли в совместной собственности супругов (ст. 1150 ГК).

3. Согласно ст. 1111 наследование возможно только по двум основаниям, других оснований не предусматривается (в частности, в России невозможен известный законодательству ряда государств договор о наследовании — см. п. 3 ст. 572 ГК). В то же время в абз. 2 п. 2 ст. 1152 и в п. 3 ст. 1158 ГК в качестве оснований наследования упоминаются наследование в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства, а из-за слов «и тому подобное» список оснований и вовсе открыт. Дело в том, что провозглашенное в ст. 1111 наследование по завещанию и по закону — общие основания наследования (именно о таких — общих — основаниях прямо говорится в п. 1 ст. 1179, п. 1 ст. 1180, ч. 1 ст. 1181, п. 3 ст. 1183, ст. 1184, п. 2 ст. 1185 ГК), они связаны с открытием наследства и с последующим его переходом к лицам, которых сам умерший при жизни определил в качестве наследников, и (или) к лицам, которых в качестве наследников называет закон.

Существование и формальная обособленность от наследования по завещанию и по закону других упомянутых в абз. 2 п. 2 ст. 1152 и в п. 3 ст. 1158 ГК оснований наследования объясняется тем, что в соответствующих случаях посмертный переход имущества связывается с одним или несколькими специальными юридическими фактами (дополнительными к открытию наследства). Важнейший среди них — смерть самого наследника, которая в разных ситуациях способна «активировать»: а) субституцию, т.е. наследование подназначенным наследником, или субститутом (при наследовании по завещанию — п. 2 ст. 1121 ГК); б) наследование по праву представления, или представляющим наследником (при наследовании по закону — ст. 1146 ГК); в) наследственную трансмиссию, или наследование трансмиссаром (при наследовании по завещанию или по закону — ст. 1156 ГК); г) наконец, переход выморочного имущества к публичному субъекту (ст. 1151 ГК). Закон исходит из необходимости особого (отдельного) регулирования подобных ситуаций (специальных оснований наследования). Так, особенность существующего только при наследовании по закону наследования по праву представления состоит в том, что оно ограничено тремя первыми очередями законных наследников (п. 1 ст. 1146 ГК). В свою очередь, поскольку в состав наследства не входит не реализованное умершим при жизни право на принятие по завещанию или по закону другого наследства (п. 1 ст. 1156 ГК), в условиях двух наследств (и наследований) закон дифференцирует переход личного имущества умершего (наследование) и переход права умершего на не полученное им наследство другого наследодателя (наследственная трансмиссия) и противопоставляет правопреемство между наследодателем и наследником правопреемству между теми же лицами, но уже как трансмиттентом и трансмиссаром. С этим разделением закон связывает и различия в правовых последствиях, например, исходит из того, что: а) трансмиссарами могут быть законные наследники трансмиттента (если имущество трансмиттента не завещано или завещано в части) либо его наследники по завещанию (если имущество трансмиттента завещано полностью) (п. 1 ст. 1156 ГК); б) трансмиссар несет раздельную ответственность по долгам наследодателя и трансмиттента (ср. п. п. 1 и 2 ст. 1175 ГК).

4. Из всего сказанного можно сделать следующие выводы.

(1) Наследование осуществляется по двум общим основаниям — по завещанию и (или) по закону. Правопреемство в первом случае регулируют завещание и закон (согласно правилам абз. 2 п. 4 ст. 421 и п. 1 ст. 422 ГК в связи со ст. 156 ГК завещание может исключать или изменять диспозитивные нормы закона, но должно соответствовать императивным нормам закона), во втором — только закон. Таким образом, всякое наследственное правопреемство регулируют нормы закона (а в предусмотренных им случаях — и иных правовых актов — п. 2 ст. 1110 ГК), однако при наследовании по завещанию основной регулятор правопреемства — завещание.

(2) Помимо и одновременно в рамках двух общих оснований наследования существуют связанные с дополнительными юридическими фактами специальные основания наследования. Таким образом, об основаниях наследования закон говорит прямо не только в тех случаях, когда имущество умершего переходит к наследнику по завещанию или по закону: он также говорит об этом (или имеет это в виду) в тех случаях, когда судьбу имущества умершего определяют особые правила, существующие в рамках наследования по завещанию и (или) по закону. Универсальность наследственного правопреемства (п. 1 ст. 1110; см. также абз. 1 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК) закон «привязывает» к общим и специальным основаниям наследования, чем эту универсальность и ограничивает (абз. 2 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК).

(3) Наследственному праву известны институты, которые имеют самостоятельную (ненаследственную) природу и потому не являются наследованием (и, следовательно, к основаниям наследования не относятся). Типичный тому пример — завещательный отказ (легат) — обязательство между наследником (по завещанию или по закону) и третьим лицом — отказополучателем (легатарием) по исполнению первым (должником) имущественной обязанности перед вторым (кредитором) (ст. 1137 ГК). К такого рода отношениям применяются правила об обязательствах, если иное не следует из: а) правил раздела V ГК; б) существа легата (п. 3 ст. 1137 ГК).

www.gk-rf.ru

Судебная практика по статье 1111 ГК РФ.


  • 1.

    Решение № 2-738/2018 2-738/2018~М-748/2018 М-748/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-738/2018

    …при вынесении решения на усмотрение суда. Выслушав истцов, исследовав представленные доказательства, суд полагает, что исковые требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии со статьями 1111 и 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации Наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также …

  • 2.

    Решение № 2-1900/2018 2-1900/2018~М-1722/2018 М-1722/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-1900/2018

    …смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. В силу ч.1 ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. В соответствии с требованиями ч.1 ст. 1153 ГК РФ принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства …

  • 3.

    Решение № 2-5184/2018 2-5184/2018~М-4871/2018 М-4871/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-5184/2018

    …в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. В силу статьи 1111 Гражданского кодекса РФ наследование осуществляется по закону и по завещанию. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не отменено завещанием. В соответствии со ст. 1112 …

  • 4.

    Решение № 2-2972/2018 2-2972/2018~М-2996/2018 М-2996/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-2972/2018

    …смерти гражданина, право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или по закону. В соответствии со ст. 1111 ГК РФ, существуют два способа наследования: по завещанию и по закону. Статьей 1153 ГК РФ определены способы принятия наследства путем подачи по месту открытия наследства нотариусу или …

  • 5.

    Решение № 2-651/2018 2-651/2018~М-617/2018 М-617/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-651/2018

    …другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент. Согласно п.2 ст. 1111 ГК РФ наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием. Частью 1 статьи 1112 ГК РФ предусмотрено, что в состав наследства входят принадлежавшие …

  • 6.

    Решение № 2-1341/2018 2-1341/2018~М-1313/2018 М-1313/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-1341/2018

    …лиц Ганжа В.В. и Коковскую Е.В., изучив материалы дела, суд считает иск обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии со ст. 1111 ГК РФ, наследование осуществляется по завещанию и закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим …

  • 7.

    Решение № 2-1827/2018 2-1827/2018~М-1757/2018 М-1757/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-1827/2018

    …изучив письменные материалы гражданского дела, учитывая позицию ответчиков, признавших исковые требования в полном объеме, находит иск обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Согласно ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону. В соответствии со ст.ст. 1153 и 1154 ГК РФ, принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства …

  • 8.

    Решение № 2-416/2018 2-416/2018~М-373/2018 М-373/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-416/2018

    …случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с законом или завещанием. В соответствии со ст. 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации, наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных …

  • 9.

    Решение № 2-305/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-305/2018

    …по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу. Согласно ст. 1111 ГК РФ, наследование осуществляется по завещанию и по закону. Завещания Задонская Г.И., умершая ДД.ММ.ГГГГ не оставила. Поэтому, наследование осуществляется по закону. Задонский С.И. …

  • 10.

    Решение № 2-5324/2018 2-5324/2018~М-5274/2018 М-5274/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-5324/2018

    …смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. Аналогичные положения закреплены в ст. 1111 ГК Российской Федерации, на основании которой наследование осуществляется по завещанию и по закону. Согласно ст. 1112 ГК Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день …

sudact.ru

Комментарий к ст. 1111 ГК РФ

1. Статья 1111 провозглашает два основания наследования (ч. 1) и устанавливает их соотношение (ч. 2). В Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону, при этом: а) граждане могут наследовать по завещанию и (или) по закону (см. абз. 2 п. 2 ст. 1152 ГК); б) юридические лица могут наследовать только по завещанию; в) Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования могут наследовать по завещанию, а также в силу закона приобретать выморочное имущество (см. коммент. к ст. 1116 ГК). В разное время принципы и механизм распределения наследства по завещанию и по закону не были одинаковыми, в связи с чем примечательна следующая историческая справка.

(1) Согласно первоначальной редакции ст. ст. 418 и 420 ГК 1922 г. законными наследниками были: а) прямые нисходящие родственники наследодателя (дети, внуки и правнуки); б) переживший его супруг; в) нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном его иждивении не менее одного года до его смерти (далее — нетрудоспособные иждивенцы). Все они (включая внуков и правнуков) за отсутствием в то время и очередности наследования, и наследования по праву представления делили наследство поголовно на равные доли (т.е. наследовали по закону совместно). Позднее согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР «О наследниках по закону и по завещанию» от 14 марта 1945 г. (Ведомости СССР. 1945. N 15) и редакции ст. 418 ГК 1922 г. от 12 июня 1945 г. (Ведомости РФ. 1945. N 38) в первую очередь стали наследовать дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные иждивенцы, во вторую — его трудоспособные родители, в третью — его братья и сестры. Внуки и правнуки стали наследовать по праву представления, т.е. в случае и при условии более ранней (чем смерть наследодателя) смерти их родителей (соответственно детей и внуков наследодателя).

Согласно ст. 419 ГК 1922 г. наследование по закону имело место во всех случаях, когда и поскольку не изменялось завещанием, однако свобода завещания в то время сильно ограничивалась по кругу лиц. Так, согласно первоначальной редакции ст. 418 ГК 1922 г. круг наследников по завещанию ограничивался кругом законных наследников (т.е. наследники по завещанию и по закону совпадали). Неудивительно, что согласно первоначальной редакции ст. 422 ГК 1922 г. завещания могли совершаться только в отношении законных наследников в целях изменения предусмотренного ст. ст. 418, 420 ГК 1922 г. механизма наследования; согласно первоначальной редакции ст. 424 ГК 1922 г. из числа законных наследников должны были быть и подназначенные наследники (субституты). Позднее согласно редакции ст. 418 ГК 1922 г. от 6 апреля 1928 г. (СУ РСФСР. 1928. N 47. Ст. 355) наследниками по завещанию были признаны также: а) государство и отдельные его органы; б) госучреждения и предприятия; в) партийные и профсоюзные организации; г) зарегистрированные в установленном порядке общественные и кооперативные организации при условии вхождения последних в союзную систему кооперации. И лишь согласно редакции ст. ст. 422 и 424 ГК 1922 г. от 12 июня 1945 г. (Ведомости РСФСР. 1945. N 38) появилась возможность завещать имущество (все или часть) также и любым другим лицам (в том числе посторонним — соседу, другу и др.) при обязательном условии отсутствия законных наследников.

(2) В силу ст. 532 ГК 1964 г. в первую очередь наряду с детьми (включая усыновленных) и супругом наследовали родители (усыновители) наследодателя вне зависимости от наличия (отсутствия) у них трудоспособности, а также его ребенок, родившийся после его смерти, во вторую — его братья и сестры, а также не наследовавшие ранее по закону его дед и бабка со стороны как отца, так и матери; нетрудоспособные иждивенцы, утратив приоритет перед наследниками второй и третьей очереди, стали наследовать наравне с наследниками той очереди, которая призывалась к наследованию (а при их отсутствии самостоятельно). Внуки и правнуки продолжили наследовать как представляющие наследники (ч. 4 ст. 532 ГК 1964 г.). Согласно ч. 3 ст. 530 и ч. 1 ст. 534 ГК 1964 г. уже без каких-либо условий и независимо от принадлежности к числу законных наследников по завещанию смогли наследовать любые лица, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти, кроме того — государство и отдельные государственные, кооперативные и другие общественные организации (т.е. юридические лица).

(3) Аналогичный — широкий — подход к наследникам по завещанию содержит и действующий ГК (ст. 1116, п. 1 ст. 1119, п. 1 ст. 1121). В то же время ГК значительно расширил круг законных наследников, предусмотрев семь их очередей (против прежних двух), включая три очереди представляющих наследников (против прежней одной) (ср. ст. ст. 1141 — 1146 ГК со ст. 418 ГК 1922 г. и ст. 532 ГК 1964 г.). Законными наследниками теперь являются родственники вплоть до пятой степени родства, наследующие по шестую очередь (п. п. 1, 2 ст. 1145 ГК). Ранее по закону могли наследовать граждане, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также дети наследодателя, родившиеся после его смерти, теперь же наследовать по закону могут всякие зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после его смерти лица, т.е. не только его дети, но и иные родственники (ср. ч. 2 ст. 530, ч. 2 ст. 532 ГК 1964 г. с абз. 1 п. 1 ст. 1116 ГК). И если ни по ГК 1922 г., ни по ГК 1964 г. пасынки и падчерицы, отчим и мачеха по закону не наследовали, сегодня они образуют самостоятельную — седьмую — очередь законных наследников (п. 3 ст. 1145 ГК). И если прежде нетрудоспособные иждивенцы составляли единую категорию первоочередных наследников (ГК 1922 г.) либо лиц, наследующих наравне с наследниками первой или второй очереди, а при их отсутствии — в третью очередь (ГК 1964 г.), сегодня они разделены на две группы с различными условиями призвания к наследованию каждой (ср. п. 1 с п. п. 2, 3 ст. 1148 ГК). Так, нетрудоспособные иждивенцы первой группы являются законными наследниками без этого признака и независимо от него в силу принадлежности к одной из очередей законных наследников. При призвании к наследованию законных наследников более высокой очереди они наследуют вместе и наравне с ними (т.е. вне своей очереди), а при отсутствии таковых (в том числе если сами они являются наследниками первой очереди и выше уже никого нет) — в общем порядке (т.е. в свою очередь). В общем же порядке они наследуют и в условиях дефицита доказательств наличия нетрудоспособности и нахождения на иждивении наследодателя не менее года до его смерти (т.е. специального признака, позволяющего им наследовать вне очереди). Напротив, нетрудоспособные иждивенцы второй группы не принадлежат ни к одной очереди законных наследников и являются таковыми исключительно на основании фактического состава из: а) нетрудоспособности; б) нахождения на иждивении наследодателя не менее года до его смерти; в) совместного проживания с ним (в этот период). Они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди (с первой по седьмую), которая призывается к наследованию, а при их отсутствии — самостоятельно (т.е. в восьмую очередь), разумеется, если только смогут доказать наличие всех элементов названного состава, в противном случае не наследуют вообще. Значительное расширение круга законных наследников и увеличение числа их очередей на современном этапе свидетельствует об укреплении частной собственности и обеспечении ее правовой преемственности, сохранности и неприкосновенности, о сокращении случаев выморочности имущества.

Изменились и иные принципы распределения наследственного имущества. Так, ранее для наследования предметов домашней обстановки и обихода решающим было совместное не менее одного года до смерти наследодателя проживание с ним законного наследника, который наследовал такое имущество независимо от того, к какой очереди законных наследников (первой или второй) принадлежал, а также какова была его наследственная доля (т.е. всегда в самую первую очередь и к тому же сверх). Теперь же предметы домашней обстановки и обихода наследуются: а) всяким призываемым к наследованию лицом, проживавшим с наследодателем совместно на день открытия наследства (т.е. не важно, как долго); б) в порядке реализации им преимущественного права на получение такого имущества; в) в счет причитающейся ему наследственной доли (ср. ст. 533 ГК 1964 г. со ст. 1169 ГК). Разумеется, сказанное не касается случаев, когда такое имущество (само по себе или в составе другого наследственного имущества) завещано определенному лицу (так как преимущественное право не ограничивает свободы завещания), однако ст. 1169 ГК может применяться и в отношении наследника по завещанию в условиях, когда такое имущество оказалось завещано двум и более лицам без указания, кому именно оно предназначается (п. 1 ст. 1122 ГК). Данное обстоятельство свидетельствует о расширении потенциала ст. 1169 ГК.

2. Согласно ч. 2 ст. 1111 наследование по закону имеет место в двух случаях: а) когда и поскольку оно не изменено завещанием; б) в иных случаях, установленных ГК (например, при признании наследника по завещанию недостойным, при недействительности завещания, при наследовании обязательной доли — абз. 1 п. 1 ст. 1117, ст. ст. 1131, 1149 ГК). Отсюда завещание изменяет нормы о наследовании по закону (в целом диспозитивные), а значит, наследование по завещанию приоритетно перед наследованием по закону, одновременно некоторые нормы закона применяются независимо от наличия и содержания завещания, а значит, ограничивают свободу завещания (абз. 2 п. 1 ст. 1119, ст. 1149 ГК). Завещание, о котором в разделе V ГК впервые говорится именно в ст. 1111, — сделка гражданина по распоряжению на случай смерти любым своим имуществом (его частью) в пользу одного или нескольких лиц как входящих, так и не входящих в круг наследников по закону; в то же время это единственный способ, при помощи которого гражданин может распорядиться своим имуществом на случай смерти (п. 1 ст. 1118, ст. 1120, п. 1 ст. 1121 ГК). Завещание имеет следующие особенности.

(1) Завещание — односторонняя сделка, для ее совершения необходимо и достаточно выражения только воли завещателя (п. 2 ст. 154, п. 5 ст. 1118 ГК). Воля указанного в завещании наследника значения не имеет (он может даже не знать о совершенном в его пользу завещании — см. п. 2 ст. 1119, ст. 1126 ГК), однако воля наследника необходима для принятия (отказа от) наследства — односторонней сделки, совершаемой наследником (ст. ст. 1152, 1153, 1157 — 1159 ГК).

(2) Завещание — личная сделка. Она: а) не может совершаться через представителя, в том числе законного — родителя или опекуна (ср. п. 3 ст. 1118 ГК с абз. 3 п. 1 ст. 1153, п. 3 ст. 1159 ГК), именно поэтому в обход общего правила п. 2 ст. 17 ГК завещательные право- и дееспособность гражданина возникают одновременно в момент возникновения дееспособности в полном объеме — см. п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 21, ст. 27 ГК (п. 2 ст. 1118 ГК); б) не может выражать волю двух и более лиц, а значит, на стороне завещателя исключена множественность лиц (п. 4 ст. 1118 ГК).

(3) Завещание — срочная сделка. Она порождает правовые последствия только после открытия наследства, т.е. после смерти завещателя (ст. 1113, п. 5 ст. 1118 ГК), а поскольку наступление смерти неизбежно, смерть — срок «активации» завещания, выраженный событием (ч. 2 ст. 190 ГК). И именно поэтому завещание — сделка безусловная. В то же время нет формальных препятствий для совершения завещания под условием (см. абз. 3 п. 2 ст. 1152, абз. 2 п. 2 ст. 1158 ГК). Если завещание содержит отлагательное условие, оно создает права и обязанности после: а) открытия наследства (п. 5 ст. 1118 ГК); б) наступления соответствующего условного обстоятельства. Если завещание содержит отменительное условие, его наступление для наследника, принявшего наследство, влечет прекращение права в отношении всего (части) унаследованного имущества. Отпадение отлагательного условия или наступление отменительного условия означает возможность возникновения права в отношении всего (части) наследства у других лиц, в частности субститутов (п. 2 ст. 1121 ГК) или наследников по закону согласно существующей очередности наследования (гл. 63 ГК). В качестве условия завещатель может оговорить любое обстоятельство, наступление (отпадение) которого представляет для него интерес, а значит, является юридически значимым, а главное — неизвестным (п. п. 1, 2 ст. 157 ГК). Таковым может быть: а) событие; б) действие третьих лиц или в) самого условного наследника. Если в последнем случае действие условного наследника выражается в совершении сделки, наследник на момент ее совершения должен иметь необходимую дееспособность; в остальных случаях этого не требуется, а качество совершенного им действия (и наступившего условия) сомнению и оспариванию не подлежит (например, посадить дерево и тем самым выполнить условие завещания может и малолетний, и недееспособный условный наследник).

(4) Завещание — отзывная сделка, т.е. до открытия наследства завещание может быть отменено или изменено завещателем (абз. 1 п. 1 ст. 1119, ст. 1130 ГК).

(5) Завещание — формальная сделка (ст. ст. 1124 — 1129 ГК).

(6) Завещание может иметь конкретное или абстрактное содержание в смысле как самого наследства, так и причитающегося конкретному наследнику имущества (ч. 1 ст. 1120, п. 1 ст. 1122 ГК); оно может наделять правами на наследство любых лиц, лишать прав наследников по закону, содержать иные распоряжения и даже исчерпываться завещательным отказом (абз. 1 п. 1 ст. 1119, абз. 3 п. 1 ст. 1137 ГК). Более подробно о завещании как сделке см. коммент. к ст. 1118 ГК.

Учитывая правила ст. 1118 ГК, предъявляющие к завещателю особые требования, а также тот факт, что завещание совершают далеко не все граждане, способные его совершить в принципе, завещание — возможный, закон — необходимый регулятор наследственного правопреемства, одновременно завещание, будучи прижизненной сделкой наследодателя, является индивидуальным (частноправовым), закон — нормативным (публично-правовым) регулятором наследственного правопреемства. Взаиморасположение гл. 62 и 63 ГК (посвященных наследованию по завещанию и по закону), а также больший объем первой в сравнении со второй (23 статьи против 11) a priori говорят о том, что из двух оснований наследование по завещанию доминирует над наследованием по закону, а значит, в регулировании наследственного правопреемства господствует частноправовой метод, при этом назначение публично-правового метода состоит в: а) ограничении частного регулирования; б) его субсидиарном восполнении (дополнении) при отсутствии (дефиците). Основное назначение гл. 62 ГК — обеспечение правового регулирования завещания: ее правила закрепляют принципы завещания, регламентируют правила его оформления, отмены, изменения, исполнения, содержания. Основное назначение гл. 63 ГК: а) реализация при отсутствии завещания (дефиците завещательного регулирования) принципа очередности призвания к наследованию и установление очередей законных наследников (включая представляющих) (ст. ст. 1141 — 1146 ГК); б) специализация оснований наследования (для нетрудоспособных иждивенцев) (ст. 1148 ГК); в) определение крайнего (запасного) варианта перехода наследства при его выморочности (ст. 1151 ГК). Среди прочих вопросов — наследование с участием усыновленного и его потомства, с одной стороны, с другой — усыновителя и его родственников, а также родителей и других родственников усыновленного по происхождению (ст. 1147 ГК), гарантия обязательной доли необходимым наследникам (ст. 1149 ГК), наследование доли в совместной собственности супругов (ст. 1150 ГК).

3. Согласно ст. 1111 наследование возможно только по двум основаниям, других оснований не предусматривается (в частности, в России невозможен известный законодательству ряда государств договор о наследовании — см. п. 3 ст. 572 ГК). В то же время в абз. 2 п. 2 ст. 1152 и в п. 3 ст. 1158 ГК в качестве оснований наследования упоминаются наследование в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства, а из-за слов «и тому подобное» список оснований и вовсе открыт. Дело в том, что провозглашенное в ст. 1111 наследование по завещанию и по закону — общие основания наследования (именно о таких — общих — основаниях прямо говорится в п. 1 ст. 1179, п. 1 ст. 1180, ч. 1 ст. 1181, п. 3 ст. 1183, ст. 1184, п. 2 ст. 1185 ГК), они связаны с открытием наследства и с последующим его переходом к лицам, которых сам умерший при жизни определил в качестве наследников, и (или) к лицам, которых в качестве наследников называет закон.

Существование и формальная обособленность от наследования по завещанию и по закону других упомянутых в абз. 2 п. 2 ст. 1152 и в п. 3 ст. 1158 ГК оснований наследования объясняется тем, что в соответствующих случаях посмертный переход имущества связывается с одним или несколькими специальными юридическими фактами (дополнительными к открытию наследства). Важнейший среди них — смерть самого наследника, которая в разных ситуациях способна «активировать»: а) субституцию, т.е. наследование подназначенным наследником, или субститутом (при наследовании по завещанию — п. 2 ст. 1121 ГК); б) наследование по праву представления, или представляющим наследником (при наследовании по закону — ст. 1146 ГК); в) наследственную трансмиссию, или наследование трансмиссаром (при наследовании по завещанию или по закону — ст. 1156 ГК); г) наконец, переход выморочного имущества к публичному субъекту (ст. 1151 ГК). Закон исходит из необходимости особого (отдельного) регулирования подобных ситуаций (специальных оснований наследования). Так, особенность существующего только при наследовании по закону наследования по праву представления состоит в том, что оно ограничено тремя первыми очередями законных наследников (п. 1 ст. 1146 ГК). В свою очередь, поскольку в состав наследства не входит не реализованное умершим при жизни право на принятие по завещанию или по закону другого наследства (п. 1 ст. 1156 ГК), в условиях двух наследств (и наследований) закон дифференцирует переход личного имущества умершего (наследование) и переход права умершего на не полученное им наследство другого наследодателя (наследственная трансмиссия) и противопоставляет правопреемство между наследодателем и наследником правопреемству между теми же лицами, но уже как трансмиттентом и трансмиссаром. С этим разделением закон связывает и различия в правовых последствиях, например, исходит из того, что: а) трансмиссарами могут быть законные наследники трансмиттента (если имущество трансмиттента не завещано или завещано в части) либо его наследники по завещанию (если имущество трансмиттента завещано полностью) (п. 1 ст. 1156 ГК); б) трансмиссар несет раздельную ответственность по долгам наследодателя и трансмиттента (ср. п. п. 1 и 2 ст. 1175 ГК).

4. Из всего сказанного можно сделать следующие выводы.

(1) Наследование осуществляется по двум общим основаниям — по завещанию и (или) по закону. Правопреемство в первом случае регулируют завещание и закон (согласно правилам абз. 2 п. 4 ст. 421 и п. 1 ст. 422 ГК в связи со ст. 156 ГК завещание может исключать или изменять диспозитивные нормы закона, но должно соответствовать императивным нормам закона), во втором — только закон. Таким образом, всякое наследственное правопреемство регулируют нормы закона (а в предусмотренных им случаях — и иных правовых актов — п. 2 ст. 1110 ГК), однако при наследовании по завещанию основной регулятор правопреемства — завещание.

(2) Помимо и одновременно в рамках двух общих оснований наследования существуют связанные с дополнительными юридическими фактами специальные основания наследования. Таким образом, об основаниях наследования закон говорит прямо не только в тех случаях, когда имущество умершего переходит к наследнику по завещанию или по закону: он также говорит об этом (или имеет это в виду) в тех случаях, когда судьбу имущества умершего определяют особые правила, существующие в рамках наследования по завещанию и (или) по закону. Универсальность наследственного правопреемства (п. 1 ст. 1110; см. также абз. 1 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК) закон «привязывает» к общим и специальным основаниям наследования, чем эту универсальность и ограничивает (абз. 2 п. 2 ст. 1152, п. 3 ст. 1158 ГК).

(3) Наследственному праву известны институты, которые имеют самостоятельную (ненаследственную) природу и потому не являются наследованием (и, следовательно, к основаниям наследования не относятся). Типичный тому пример — завещательный отказ (легат) — обязательство между наследником (по завещанию или по закону) и третьим лицом — отказополучателем (легатарием) по исполнению первым (должником) имущественной обязанности перед вторым (кредитором) (ст. 1137 ГК). К такого рода отношениям применяются правила об обязательствах, если иное не следует из: а) правил раздела V ГК; б) существа легата (п. 3 ст. 1137 ГК).

gkrfkod.ru

Сирийский театр являет нынче красочное представление с мириадами разномастных участников, от насквозь фсбшно-моссадовского ИГИЛ-а до регулярных воинских частей ведущих мировых экономик. В кулуарах бытует мнение, что активность сия обусловлена наличием под водами Средиземного моря, прямо напротив Сирии и Ливана, океана нефти, превосходящего все остальные мировые запасы. Как могло это мнение сформироваться?

Здесь ответом послужит такая технология, которую условно можно назвать «ядерная геология». Применение ядерных зарядов для сейсморазведки не секрет. Десятки их были официально применены для глубинного сейсмического зондирования земной коры и выявления залежей полезных ископаемых. Но интересный нюанс состоит в том, что содержание земной коры можно определять не только на линии взрыв-датчик, но и по всему фронту прохождения волны, которая в силу округлости земного шара огибает его полностью, и даже не один раз. Принцип восстановления объемной картины из нескольких одномерных сигналов сродни принципу используемому в томографии и в любой местной поликлинике можно недорого убедиться в наличии и развитости таких методик. Было бы странно, если бы они не использовались государственными властями для изучения стратегически важных ресурсов.

Они и использовались. Возня вокруг маршрута транспортировки газа с супергигантского газонефтяного месторождения Туркменистана, якобы открытого в 2006 году, началась «немного» заранее — Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье (а ныне еще и Крым) — все они находятся на прямой соединяющей источник газа и исторически сложившуюся в СССР точку отгрузки его в Европу. Думаю можно найти еще не один пример того, как возня вокруг месторождения началась до официального открытия.

Развитие вычислительных технологий позволяет чуть ли не на бытовом уровне реализовать любым желающим методы наблюдений. Вопрос только в источнике взрывного воздействия. Именно это побудило приостановить все ядерные испытания — негоже кому попало знать расположение ценных ресурсов.

Для полноты и четкости геологической картины было бы интересно получение сигнала и с «поверхности Мохоровичича» — нижней границы земной коры, скорость распространения сейсмической волны на которой скачкообразно увеличивается. Проекты СССР и США по бурению сверхглубоких скважин для ее достижения совпадали по времени с большим количеством ядерных испытаний, но, якобы, были безуспешны.

Похоже именно в этой «Кольской сверхглубокой» скважине Давид Миронович Губерман, ее директор, и разглядел Сирийский океан нефти. Возможно его коллега сделал аналогичное окрытие и для США в ходе реализации аналогичного проекта.

Тема сия настолько секретна, что почти не упоминается в открытых источниках. Но должен быть открытым вопрос о том, что же побудило Давида Мироновича разглядеть месторождение — наличие нефти, или же желание малого, но склонного к организации масштабных драматических представлений народца, экранизировать главу одной древней книжки.

rospravosudie.com



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector